Саяд Зейналов, Татарский полк Дикой дивизии

0

В ноябре 1914 года на русско-австрийском фронте в составе русской армии появилось новое воинское соединение: Кавказская туземная конная дивизия, более известная как «Дикая дивизия». В составе дивизии воевал Татарский конный полк, личный состав которого комплектовался из азербайджанцев. Как отмечал в своих воспоминаниях первый командир полка П.А. Половцов, в основе формирования дивизии была политическая цель, «чтобы показать неразрывную связь Кавказа с Россией, привлечением в общероссийское дело кавказских народностей, а назначение великого князя начальником дивизии являлось особой милостью Царя к этим народностям» (16, с.15-16). Учитывалась и военная сторона: соединение легкой конницы, составленное из добровольцев, а значит, готовое воевать в самых сложных условиях и при этом не иметь дезертиров, не могло быть лишним в крупномастабной войне. Имея 200 тысяч регулярных кавалеристов и столько же иррегулярных казаков, русская армия могла обойтись без 2500- 3000 всадников с Кавказа. Поэтому, к моменту создания дивизии, моральная и внутриполитические составляющие создания такого соединения значительно превосходили военную необходимость в ней. Этим объясняется особое внимание и со стороны императорской фамилии и со стороны журналистов того времени. Однако тщательный подбор офицерского состава, особая атмосфера отношений личного состава, взаимное уважение обычаев и традиций позволили создать реальное боевое соединение отнюдь не показного характера. Дивизия оказалась квинтэссенцией лучших качеств кавказского менталитета вкупе с лучшими традициями русской кавалерии, в течении всей войны показывая примеры храбрости и самоотверженности.

Происхождение названия Татарского конного полка. Этнические названия азербайджанцев, бытовавшие в Российской империи — «закавказские татары», «адербейджанские татары», порой просто «мусульмане», отразились в названиях иррегулярных воинских частей русской армии, которые были сформированы из них. В соответствии с российской «традицией», созданный в 1914 году из этнических азербайджанцев конный полк получил название «Татарский». Формирование полка. Мусульманские народы Российской империи были освобождены от воинской повинности, выплачивая особый налог. Однако в период, когда империя вела крупномасштабные войны с привлечением всех вооруженных сил страны, из мусульман создавались добровольческие части иррегулярного характера. По мнению А.Ю.Безугольного, «широкое привлечение коренного населения Кавказа на русскую военную службу началось в 30-гг. XIX в. Правительство стремилось, с одной стороны, «иметь все сии народы в своей зависимости и учинить полезными государству», т.е. способствовать политической и культурной интеграции горцев в российское общество, а с другой — сэкономить на содержании регулярных частей из России». Мусульманские части формировались из добровольцев, воины прибывали на службу с собственным оружием и лошадьми, содержание из казны выдавалось на время похода. Для всего личного состава вводилась единообразная форма одежды (4, с.19-20, 25).

Идея создания войсковых частей из «воинственных кавказских народов» была выражена 26 июля 1914 года в обращении Главнокомандующего войсками Кавказского военного округа генерал-адъютанта графа И.И. Воронцов-Дашкова через военного министра генерал- адъютанта В.Л.Сухомлинова к императору Николаю II (15, p. 1). Соответствующее разрешение императора последовало 27 июля 1914 г. Это говорит о том, что вопрос создания иррегулярных конных полков был на повестке дня, и, что, с учетом опыта предыдущих войн, создание национальных полков предусматривалось по мобилизационным планам русского командования. Из письма начальника штаба Кавказского военного округа генерал-лейтенанта Н. Юденича Елизаветпольскому губернатору Г. Ковалеву (полк формировался в Елизаветполе) от 5 августа 1914 года следует, что комплектацию полка планировали поручить высокопоставленному офицеру из числа азербайджанцев: «Для формирования Татарского конного полка Его Сиятельство желает избрать лицо высоко авторитетное среди татар, которое могло бы занять соответствующую должность в этом полку, поэтому прошу Вас указать не имеется ли у Вас в виду среди татар такого офицера, который мог бы выполнить это трудное дело…» (6, ф.62, оп.1, д.81, л.1 и об.). Учитывая, что в формировании полка большую роль сыграли представители семьи Зиядхановых, а один из семьи – ротмистр Шахверди хан Зиядханов, был назначен офицером полка, можно предположить, что «высоко авторитетное среди татар лицо» было именно из этой семьи.

П.А. Половцов, первый командир Татарского конного полка1-я сотня полка на добровольных началах комплектовалась из жителей Казахского уезда, 2-я — Шушинского и Джеванширского уездов, 3-я — Арешского, Зангезурского, Карягинского и Нухинского уездов Елисаветпольской губернии, 4-я — Борчалинского уезда Тифлисской губернии (17, ф. 3642, оп.1, д.7, л.76). Каждый желающий служить подавал заявление. Приемная комиссия предъявляла следующие требования к добровольцам: возраст от 21 до 40 лет, «хорошее и трезвое поведение», «здоровое телосложение», «способность к военной службе» (3). Согласно данным губернатора Елизаветполя, уже к 27 августа «добровольцев мусульман записалось в Татарский полк свыше двух тысяч». В связи с тем, что требовалось только 400 человек, дальнейшая запись была прекращена (9). В рапорте отмечалось: «Из опроса господ офицеров, кадровых унтер-офицеров и всадников выяснилось, что при наборе людей всадники шли с полной охотой и никакого неудовольствия среди татарского населения не было» (17, ф. 3642, оп.1, д.7, л.74-74об). Бывший офицер «Дикой дивизии» Алексей Арсеньев позднее писал: «Целый ряд народов и народностей в Империи Российской были свободны от воинской повинности… На войну они пошли за Нее, по своей доброй воле, будучи никем и ничем не принуждаемы; в истории «Дикой Дивизии»- нет ни единого случая даже единоличного дезертирства!» (2).

23 августа был объявлен приказ императора Николая II о создании «Кавказской туземной конной дивизии» 3-хбригадного состава из 6-ти полков: Кабардинского, 2-го Дагестанского, Чеченского, Татарского, Черкесского и Ингушского. Рядовые дивизии назывались «всадники», термин «нижний чин» в дивизии не употреблялся. В отличии от призывников, призываемых на военную службу и полностью обеспечиваемых государством, обеспечение кавказских конных полков частично осуществлялось за их собственный счет: «Винтовки, приварочное, провиантское и фуражное довольствие от казны по положению. Лошадь, седло, обмундирование, холодное оружие, снаряжение собственное» (3). В создании полка большую организационную роль сыграл первый горный инженер- азербайджанец, в рассматриваемое время помещик Елизаветпольской губернии Фаррух бек Везиров. Большую роль в финансовом обеспечении полка сыграли представители национальной буржуазии. За весь период существования полка, даже в тяжелом 1917 году, полк не испытывал материальных трудностей, постоянно чувствуя поддержку местной буржуазии и меценатов.

Набранных всадников отправляли к месту сбора в торжественной обстановке. Джеванширский уездный начальник в донесении губернатору Елизаветполя писал, что «в Тер-Тере были собраны добровольцы Джеванширского уезда в числе 70 чел., для сопровождения которых стеклась тысячная толпа народа. Добровольцы и народ с портретом государя императора, с музыкой, от полицейского управления направились к мечети, где духовенством был отслужен молебен о здравии государя императора и о даровании победы русской армии, после чего добровольцы отправились в Елисаветполь» (9). Из телеграммы Елизаветпольского губернатора Г. С. Ковалева командиру дивизии великому князю Михаилу Александровичу от 10 сентября 1914 года: «Сегодня при громадном стечении народа, в присутствии представителей высшего сословия губернии, был отслужен напутственный молебен сформированным сотням Татарского полка…» (6, ф.62, оп.1, д.81, л.80). 12 сентября 1914 г. губернатор получил ответную телеграмму: «Рад был узнать о сформировании Татарского полка. Сердечно благодарю Вас, население города, представителей уездов и молодцов-джигитов за выраженные чувства. Михаил» (9). Структура полка. Татарский конный полк на момент формирования состоял из 4-х сотен, каждая из которых делилась на 2 взвода. По штатам полк состоял из 22 офицеров, 3 военных чиновников, 1 полкового муллы, 575 всадников и 68 нестроевых нижних чинов, всего 669 человек (9). По итогам боев 1914-1915 гг. в структуре полка были произведены изменения. К декабрю 1915 года полк состоял из 4-х сотен, каждая из которых делилась на 4 взвода по 60-80 чел.. В результате численность сотни составляла 220-260 человек. Полку был добавлен пеший взвод численностью 50- 80 человек. В ходе боевых действий произошли изменения во взглядах азербайджанцев на войну — если ранее все желали служить непременно в конных взводах, то в 1916 году в пешем взводе из 70 воинов 30 были азербайджанцы (17, ф. 3642, оп. 1, д. 65, л. 48-58, 232-236). Фактическая численность полка порой превышала 800 человек. Структура полка расширялась за счет создания пулеметных расчетов – нужных по требованиям времени, но не предусмотренных по штатам и вооруженных трофейными пулеметами (2).

Полковник Александр Андреевич Немирович-Данченко.Личный состав. Офицерские звания в полку соответствовали чинам регулярной кавалерии, но переведенные из других частей офицеры сохраняли свои звания (5, с.38-49). Первым командиром полка был назначен генерального штаба подполковник Петр Половцов. Помощником командира полка стал подполковник Всеволод Старосельский; полковым адъютантом — штабс-ротмистр Николай Казбек. Командиром 1-й сотни полка был назначен ротмистр Шахверди хан Зиятханов; 2-й сотни — штабс-ротмистр Павел Зверев; 3-й — ротмистр князь Александр Амилохвари; 4-й — ротмистр князь Леван Магалов. По мнению С.В.Максимовича, служившего в штабе Кавказской туземной конной дивизии, «из всех полков, по моему мнению, Татарский конный имел наилучший состав офицеров».

До начала боев в полк поступили только 3 офицера- азербайджанца: ротмистр Ш.х. Зиядханов; штабс-ротмистр Нух бек Софиев (Сафиев); корнет Джелал бек Султанов. Объяснять незначительное количество офицерских национальных кадров в полку нехваткой офицеров– кавалеристов азербайджанской национальности было бы неверно. По нашим подсчетам, в конных частях русской армии к сентябрю 1914 года в чинах от полковника до корнета служил 21 офицер- азербайджанец. Однако, в соответствии с политикой российской администрации, командный состав национальных воинских формирований комплектовался из числа офицеров русской национальности или других национальностей, отличной от основной национальности воинской части.

До начала боев к полку был прикомандирован еще один азербайджанец, подполковник принц Фейзулла Мирза Каджар. К весне 1916 года в полку служили 6 офицеров- азербайджанцев: подполковник Ф.М. Каджар (в феврале 1915 года назначен командиром Чеченского конного полка); ротмистр Ш.х.Зиядханов (22 мая 1916 г. зачислен в запас); штабс-ротмистр Н.б.Софиев (Сафиев); штабс-ротмистр Исрафил бек Ядигаров; корнет Дж. б. Султанов; прапорщик Джамшид хан Нахичеванский; прапорщик Али Мурад бек Везиров. Начиная с середины 1916 года количество офицеров – азербайджанцев в полку выросло за счет тех всадников, которые своей храбростью и умением воевать были удостоены офицерских чинов. К середине 1917 года в полку служили 13 офицеров- азербайджанцов: подполковник Н.б.Софиев; штабс- ротмистры Дж.х. Нахичеванский и И.б.Ядигаров; корнеты Худадад бек Худавердов и Зульфугар бек Султанов; прапорщики А.М.б.Везиров, Селим бек Султанов, Саяд Зейналов, Зейналабдин Садыхов, Осман ага Гюльмамедов, Идрис ага Каджар, Алекпер Гаджиев, Фаис Мамед Мустафаев.

В ходе войны несколько офицеров- азербайджанцев получили назначение в другие полки дивизии: в Кабардинский конный полк поступил Керим хан Эриванский; в Чеченском конном полку служил ротмистр Искандер хан Нахичеванский; во 2-м Дагестанском полку — Рагим хан Нахичеванский (14, с.264- 265). В Татарском конном полку служили представители самых аристократических фамилий империи. Почти все офицеры были так или иначе связаны с Азербайджаном или Кавказом. Из воспоминаний офицеров Кавказской туземной конной дивизии: «Офицерский и унтер-офицерский состав подбирался из желающих в среде регулярных и казачьих полков: предпочитались люди, знакомые с нравами кавказцев.…» (2); «Попасть в туземную дивизию было непросто. Зачисляли в нее из элитных полков русской армии, по авторитетным рекомендациям и тех, кто уже имел награды за храбрость. За весь период существования дивизии там не было ни единого случая дезертирства… Были здесь громкие имена, известные кавказские офицеры-рыцари и герои… Все старшие офицеры дивизии, штаб-офицеры и командиры сотен были великолепные кавалеристы, преисполненные лучших традиций, так или иначе, имевшие связи с Кавказом» (13). Подбор офицеров- немусульман в национальные конные полки был тщательным, обязательным условием было уважительное отношение к языку, обычаям, традициям личного состава. «Отношения между офицерами и всадниками носили характер совершенно отличный от отношений в полках регулярной конницы… уклад был патриархально-семейный, основанный на взаимном уважении, что отнюдь не мешало дисциплине; брани — вообще не было места. Офицер, не относящийся с уважением к обычаям и религиозным верованиям всадников, терял в их глазах всякий авторитет. Таковых, впрочем, в Дивизии и не было…» (2). По мнению С.В.Максимовича, служившего в штабе Кавказской туземной конной дивизии, «из всех полков, по моему мнению, Татарский конный имел наилучший состав офицеров» (12).

Статуэтка. Всадник Татарского конного полкаУважительное отношение офицеров к всадникам встречало ответное уважение, сохранившееся и после отмены Временным правительством чинов и званий: «Движение Дивизии на Петроград привлекло к ней особое внимание большевистской организации и на разложение ее были направлены все силы; однако, несмотря на напряжение агитации, ни единого выступления всадников против офицеров, как таковых — не было… Нужно отметить, что против офицеров русского происхождения ни в одном полку выступлений не было» (2).

Муллой полка был назначен поэт и журналист Агамухаммед Гаджи Абдусалим оглу, более известный под литературным псевдонимом «Мухаммед Хади». Великолепный оратор, поэт-романтик, имеющий религиозное образование, авторитетное лицо в среде интеллигенции Азербайджана, автор стихов, призывающих сражаться за родину — эти факторы способствовали тому, что его назначили муллой полка.

Серъезной проблемой оказалась нехватка урядников из числа азербайджанцев. Являясь прослойкой между офицерами и всадниками, урядники отвечали за действия взводов. Национальных кадров было крайне мало виду отсутствия призыва мусульман на военную службу, так как урядники отбирались из числа наиболее подготовленных рядовых воинов. Большинство урядников на момент создания полка были русской национальности. В ходе войны в запасных полках стали готовить командиров младшего звена из азербайджданцев, также наиболее грамотные и отличившиеся в боях всадники могли дослужиться до звания урядника. К 1916 году в 8-м запасном кавалерийском полку были подготовлены 19 урядников- азербайджанцев. К сентябрю 1916 года еще 14 азербайджанцев был удостоены в боях чинов от младшего до старшего урядника и подпрапорщика включительно (17, ф. 3642. оп. 1. д. 7. л. 76).

Среди всадников полка оказалось немало молодых представителей аристократических азербайджанских родов. В то же время служили всадники русской национальности – те, кто имел большой срок службы, участники прежних войн и ранее служил на Каказе. Именно они должны были передавать свой боевой опыт «туземцам», в бою вести их за собой. Среди всадников полка оказалось немало молодых представителей аристократических азербайджанских родов, недавно окончивших школу или даже бросивших институт: Рашид бек Зулькафаров, Вели бек Векилов, вольноопределяющийся Ахмед бек Зейналов, Ахмед ага Гасум Ага оглы Векилов, Гусейн ага Алескер ага оглы, Мустафа бек Векилов, Алы бек Кесеменский, Ханглар ага Мусеиб ага оглы, Рустам ага Искандербеков, Камиль ага Искандербеков, Абдул ага Искандербеков, Сурхай ага Искандербеков, Мирза ага Искандербеков, Керим ага Шахтахтинский, Сеид Ага Миргасымов, Ханлар бек Гасанбеков, Кулам бек Гашимбеков, Садых ага Киши ага оглы, Баграм бек Аббас Кулибеков, Машади Азад Набибеков, Баграм Рустамбеков, Шахмар Мирзалибеков, Кардашхан Исмиханов, Нур Мамед Ага Дадашев,Кичи бек Халилбек оглы, Шукюр бек Султан Мурад оглы, Ибрагим ага Дадаш оглы, Гасан Кулибек, Ханар бек Фарах, Сурахан бек,Ага бек Аббасбеков, Абдул бек Касумбек оглы, Амрах ага Аббасов, Курбан Гасанбеков, Халил Ага Юзбашев, Гасан ага Али Мадатов (РГВИА. Ф. 3642. Оп. 1. Д. 65. Л. 59-68об, 232-236).

Граф Н.А.Бобринский в форме офицера Татарского конного полка с братьями.В то же время во всех взводах служили всадники русской национальности – в основном те, кто имел большой срок службы, участники прежних войн и ранее служил на Каказе. Именно они должны были передавать свой боевой опыт «туземцам», в бою вести их за собой. Добровольцы-азербайджанцы записывались лишь в конные сотни, категорически отказываясь служить во вспомогательных частях. «Характерно, что в обоз идти из них никто не соглашался, считая обозную службу — унизительной. Обозные команды пришлось составить из русских солдат. Во время революции этот обозный состав оказался горючим материалом, причинявшим командованию много хлопот» (2).

Униформа была составлена на основе кавказской мужской одежды – сапоги, брюки, рубашка, бешмет (азерб. – архалыг), черкеска (азерб. — чуха), папаха, бурка (азерб. – йапынджы), башлык. Каждый из полков дивизии имел башлыки, черкески, папахи и рубашки своего цвета, отличие заключалось в цвете погон и шифровке на них. В Татарском конном полку черкески, бешметы, рубашки и папахи были черного цвета, в боевых действиях больше использовались серые черкески. Всадники имели темно-красные башлыки и погоны красного цвета, на которых были вышиты желтые буквы «Тт.» (10, с. 210- 211). Каждый всадник был вооружен шашкой и кинжалом, имел «винтовку трехлинейную казачьего образца, 3-х линейный револьвер, существующий в казачьих частях», с запасом патронов — «боевые патроны в патронташах по 30-ти» и «в накладных на черкесках для газырей карманчиках» — «в нагрудных газах по 28-ми» (15, p. 2).

Полковые и сотенные значки делались по цвету погонов полка — красные. Посередине полкового значка, с обеих его сторон, изображалась шифровка по наименованию полка, желтая нашивка «Тт.». Губернатор Елизаветполя передал помощнику главнокомандующего Кавказской армией генералу от инфантерии А.З. Мышлаевскому просьбу добровольцев «выдать формируемому в Елизаветполе Татарскому полку знамя, высочайше пожалованное императором Николаем I бывшему Татарскому полку (1-й Конно-мусульманский полк, сформированный в годы русско-турецкой войны 1828-1829 годов), хранящееся в Шушинском уездном управлении» (6, ф.62, оп.1, д.81, л.80). 21 января 1916 г. по ходатайству командования войск Юго-Западного фронта всем полкам дивизии, в том числе и Татарскому, были пожалованы новые штандарты (17, ф. 3530. оп. 1. д. 131. л. 12).

«Всадники магометанского вероисповедания были приведены к присяге на верность» муллой города Елизаветполя 10 сентября 1914 года. По закону 1869 года, подтвержденному в 1907 году, Татарский конный полк принес присягу на «азербайджано-татарском наречии» (азербайджанском языке). В ходе обряда следовало трижды вслух покляться на верность служения династии Романовых и Российской империи, затем каждый из всадников подписался или приложил окрашенный краской палец под «Присяжным листом» (1, с.39).

Боевая деятельность. В 1914-1917 годах Татарский конный полк являлся составной частью 2-й бригады (вместе с Чеченским полком) Кавказской туземной конной дивизии. В начале октября 1914 года полк в составе дивизии был включен в состав 2-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Гусейн хана Нахичеванского и дислоцирован в Подольской губернии (7, с.156-157). 26 ноября в Львове Хан Нахичеванский произвел смотр дивизии, описание которого дано в статье «Алые башлыки» очевидца события журналиста Ильи Толстого, сына Льва Толстого: «Под скрипучий напев зурначей, наигрывающих на своих дудочках свои народные воинственные песни, мимо нас проходили нарядные, типичные всадники в красивых черкесках, в блестящем золотом и серебром оружии, в ярко-алых башлыках, на нервных, точеных лошадях, гибкие, смуглые, полные гордости и национального достоинства. Что ни лицо, то тип; что ни выражение — выражение свое, личное; что ни взгляд — мощь и отвага…» (19).

В середине декабря части дивизии вступили в бои на Юго-Западном фронте, на берегу реки Саны. Первый крупный бой Татарский конный полк принял 12-19 декабря 1914 года. 26 декабря полк понес первые потери — у деревни Берези Горни погибло 7, ранено13 человек. Конец декабря 1914 – январь 1915 года прошел в оборонительных боях у подножия Карпат (7, с.177). Один из крупных боевых успехов дивизии связан с боем, проведенным Татарским конным полком 15 февраля 1915 года за стратегически важную деревню Бринь, в 20-ти километрах от г.Станиславов. За этот бой командир полка полковник П.Половцов и полковник Ф.М.Каджар были награжден орденами Св. Георгия 4-й ст., оказавшись первыми офицерами дивизии, награжденных этим высшим военным орденом России. Половцов в телеграмме Елисаветпольскому губернатору отмечал: «Татарский полк первым из Туземной дивизии заслужил своему командиру Георгиевский крест. Гордясь высокой наградой, считаю ее исключительно лестной оценкой высоких воинских качеств и беззаветной отваги татарских всадников. Прошу вас принять выражение моего глубочайшего восхищения перед беспримерной доблестью мусульманских воинов Елисаветпольской губернии. Половцов» (6, ф .62. оп. 1. д .82. л. 36). 21 февраля 1915 года Татарский конный полк в результате упорного сражения первым вошел в город Тлумач. В марте- апреле полк принял участие в Карпатской наступательной операции войск Юго-Западного фронта. В апреле- мае полк участвовал во вторжении в Буковину. В период отступления весной -летом 1915 года полк в составе дивизии вел бои на левобережье Днестра.

И.А. Владимиров. Атака Татарского полкаКомандиром Татарского конного полка 25 февраля 1916 г. был назначен полковник кабардинский князь Федор Бекович-Черкасский. Первую половину 1916 года полк вел усиленную разведку позиций противника по р.Днестр, а затем принял участие в «Брусиловском прорыве». В истории полка особое место занимает разгром опорного пункта противника у села Тышковцы 31 мая 1916 года, позволивший прорвать линию фронта противника. Атака полка под Тышковцами получила отражение в изобразительном искусстве. Художник И.А.Владимиров написал картину «Атака Татарского полка», которая была растиражирована посредством почтовых открыток (11). Летом полк вел наступление в Буковинских Карпатах, в верховьях Прута. В ноябре полк в составе дивизии, пройдя 600 верст, форсированным маршем двинулся в Румынию. В гористой местности Восточных Карпат, юго-западнее Ясс полк вступил в бой с немецкими частями. В феврале 1917 года, в связи с известными политическими событиями полк выведен в тыл. В Татарском конном полку, как и в других частях дивизии, сохранялись твердая воинская дисциплина и верность воинскому долгу. Все полки дивизии сохранили свой офицерский состав и свое уважительное отношение к офицерам. 5 июля 1917 года командиром полка был назначен полковник грузинский князь Леван Магалов (15, p. 32-33). В период летнего (1917 г.) наступления войск Юго-Западного фронта полк действовал западнее города Станиславов. Полкам дивизии приходилось с одной стороны воевать с врагом, с другой стороны – убеждать пехотные части не бросать позиции, с третьей — наводить порядок в тылу, предотвращая мародерство и грабежи. В газете «Утро России» была опубликована статья «Верные сыны России»: «Кавказская туземная дивизия, все те же многострадальные «дикие», жизнями своими оплачивающие торгово-предательские счеты русской армии «братания», ее свободу и ее культуру. «Дикие» спасли русскую армию в Румынии; «дикие» безудержным ударом опрокинули австрийцев и во главе русской армии прошли всю Буковину и взяли Черновицы. «Дикие» ворвались в Галич и гнали австрийцев неделю тому назад. И вчера вновь «дикие», спасая отступавшую митинговую колонну, рванулись вперед и отбив позиции, спасли положение» (18).

А.Марков в мемуарах указывал: «полки… беспримерными были в набегах по тылам противника, стычках и атаках, т. е. в действиях, где требовались личная храбрость, находчивость и решительность… Полк принимал участие в общих боях, причем не раз отличался бешеными и лихими атаками, которые покрыли славой Туземную Дивизию, стали, если так можно выразиться, ее специальностью. Австрийцы панически боялись Туземной Дивизии и не были в состоянии выдержать конные атаки горцев, действительно представлявшие собой страшное и незабываемое зрелище… Больше же всего дивизии приходилось перемещаться с места на место вдоль австрийского фронта, так как командование нами затыкало прорывы или пускало передовой частью в наступление» (13).

Статистика боевых наград офицеров полка впечатляет: за 1914-1917 годы 6 офицеров награждены орденом Св.Георгия 4-ой ст., 5 офицеров награждены Георгиевским оружием (10, с. 212). Офицеры полка неоднократно награждались и другими орденами империи. Полными кавалерами «солдатских» Георгиевских крестов всех четырех степеней стали Али бек Набибеков, Саяд Зейналов, Мехти Ибрагимов, Алекпер Хаджиев, Дацо Дауров и Александр Кайтуков. Тремя Георгиевскими крестами и тремя Георгиевскими медалями был награжден Осман ага Гюльмамедов. Уроженец города Шуша Зейнал бек Садыхов, начав службу унтер – офицером в команде разведчиков, заслужил Георгиевские кресты 2, 3, 4 –й ст., Георгиевскую медаль «За храбрость» 4-й ст., а после производства за военные отличия в офицеры был удостоен боевых орденов Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом, ордена Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом, ордена Св. Анны 4-й степени (18).

Никто так кратко и так емко не описал роль Татарского конного полка в войне как первый командир полка П.А.Половцов в телеграмме одному из инициаторов сформирования Татарского конного полка Мамед Хану Зиятханову: «Прошу вас передать мусульманскому населению …, что я с гордостью буду хранить память о доблестном полке, собранном в их же среде, во главе коего я имел честь состоять полтора года. Бесконечным рядом подвигов на полях Галиции и Румынии мусульмане показали себя достойными потомками великих предков и верными сынами нашей великой Родины».

 

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Вверх

Вниз