Чёрный день календаря

0

Октябрьский переворот большевиков в ноябре 1917 года стал роковым рубежом в истории России, а следовательно, и Государственного банка. Дело было не только в изменении функций банка, встал вопрос о его дальнейшем существовании вообще. Ведь при коммунизме не должно быть «этих проклятых денег», а значит, и банков!

Но это потом. А пока деньги были нужны большевикам позарез. Захват Госбанка в Петрограде планировался одновременно с захватом важнейших объектов столицы — мостов, вокзалов, телеграфа, телефонной станции — еще бы! — по балансу на 23 октября Государственный банк Российской Республики владел огромными ценностями: золотом на 1,3 миллирда рублей, кредитными билетами в кассе на 152 миллиона рублей. И все эти сокровища для большевиков оказались после их триумфального захвата власти в столице, как ни странно, недоступными.

В ночь на 25 октября комиссар гвардейского флотского экипажа получил предписание за подписями Подвойского и Антонова-Овсеенко занять к шести часам утра главное здание Государственного банка, что и было сделано. Да, захват банка был осуществлен в первый же день восстания — 7 ноября и, практически, бескровно: никто из 125 человек военизированной охраны государственного учреждения не оказал сопротивления отряду матросов численностью в 40 человек.

Моряки встали в караул у всех входов и выходов банка на Садовой и, конечно, у кладовых и хранилищ. Служащие, прийдя утром на работу, предъявляли пропуска не только привычной охране банка, но и матросам, обмотанным пулеметными лентами.

Управляющий Иван Павлович Шипов, возмущенный небывалым посягательством на Госбанк, приказал своим сотрудникам прекратить работу и начать бессрочную забастовку. При условии несотрудничества с нелегитимной властью Шипов распорядился обеспечить чиновников трехмесячным содержанием наперед. Удивительно, но Госбанк продержался целый месяц после взятия большевиками Зимнего дворца. Оставался островком, не охваченным советской властью, открыто поддерживал идею Учредительного собрания в России. Служащие Госбанка в своем большинстве выступали за демократические выборы в Учредительное Собрание страны.

Большевики вынуждены были действовать по банковским правилам.12 ноября 1917 года в Государственный банк было предъявлено заявление об открытии в Петроградском отделении текущего счета на имя Совета народных Комиссаров с предоставлением образцов подписей Ленина и замнаркомфина Менжинского. Служащие банка по распоряжению И. П. Шипова отказались открывать такой счет. Не помогли ни арест управляющего, ни обвинение его сотрудников в саботаже, ни угрозы расстрела. Целый месяц Госбанк продолжал самостоятельно денежную эмиссию. Выпустил в обращение 610 миллионов рублей, 459 из них были разосланы в его Конторы и Отделения по всей стране, в том числе, и в Казань.

Нелепая, абсурдная ситуация для Ленина. У него есть власть, но нет денег. Можно было, конечно, заменить Шипова революционным матросом. Но даже сделав это, большевикам не удалось заставить банковских служащих признать Совнарком в качестве юридического лица с убедительной кредитной историей. Саботаж — в терминах советской власти — продолжался. И для текущих нужд Совнарком был вынужден даже брать взаймы 5 миллионов рублей «керенками» у одного польского банкира, человека левых убеждений. Сломать финансово-кредитную систему страны оказалось не так просто, как захватить в ней политическую власть в атмосфере хаоса, анархии и погромов. И только силой захватив частные банки, большевикам удалось сломать отлаженную банковскую машину.

© ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ Октябрьский переворот… — Владимир Герасимов

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Вверх

Вниз